Как семья живет и путешествует на собственной яхте

Фото:
russian.rt

Василий и Елена Суриковы уже два года живут на яхте, которую они купили по цене среднего автомобиля. У них подрастают двое детей — Филипп и Оливия. Сейчас супруги идут на зимовку в Тунис, а после планируют отправиться в своё первое кругосветное путешествие. В интервью RT Елена подробно рассказала, какую экспедицию они задумали, как зарабатывают и сколько стоит жизнь на собственной лодке.
— Как началась ваша история?

— Я родом из Севастополя, мой муж — из Молдавии. Мы познакомились в Москве, работали в одном офисе. А потом я уехала: путешествовала по Крыму, по Краснодарскому краю. Мы снова встретились, когда один из наших общих знакомых предложил поехать за полярный круг, в Териберку, кататься на кайтах. Там и началась наша семейная история.
Мы поженились и переехали в Крым. Но на месте не сиделось. Через полгода у нас появилось желание вернуться в Териберку, в наше сакральное место. Полгода мы жили там и поняли: хотим путешествовать.
На машине путешествовать тяжело: много документов, дороги, границы. И тогда зародилась идея — путешествовать на яхте. Но в то время, это был 2013-й, информации было очень мало: как начать, как купить, как это всё организовать. Мы целый год собирали информацию, как яхты покупаются, как их выбирать. И из Заполярья мы поехали к Василию домой, в Приднестровье. Но поехали через Норвегию.
Нашли сайт, благодаря которому можно путешествовать по всему миру, находить людей, предлагающих у них пожить, в обмен на то, что пять дней в неделю по пять часов люди будут помогать им что-то делать. И мы уехали в норвежский дом на Лофотены, прожили там целый месяц. В Норвегии всё очень дорого, но мы там совершенно бесплатно проехали через всю страну, познакомились с местной культурой, выучили языки. Там тоже ныряли, отдыхали, у нас появилось много друзей.

Оттуда тем же способом уехали в Германию, там пожили два месяца. И вот так, постепенно, мы приехали в Молдавию. Я тогда уже была в положении. Нашего первенца мы, по сути, привезли из Норвегии.
Рожали мы своего малыша в Калининграде. И оттуда решили ехать сразу на Средиземное море, поближе к яхтам. Пару месяцев мы провели в Черногории. Там же познакомились с семьёй яхтсменов из Севастополя. Мы закидали их вопросами и составили список из 150 лодок в 11 странах.
Наша лодка ждала нас в Германии. Только мы ступили на неё, сразу поняли: да, это она, та самая лодка. Нам хватило десяти минут, чтобы принять решение, что ничего другого больше нам не нужно. Лодка была в идеальном состоянии, построена в Амстердаме в 1972 году. Мы ударили по рукам, в тот же вечер перенесли свои вещи из машины и начали жить на воде.

— Во сколько в итоге обошлась покупка?

— Мы купили лодку за колоссально маленькую сумму — €9900. Деньги заработали на фрилансе. Мы всё время работаем удалённо.
— У вас с мужем были навыки яхтсменов?
— У Василия не было никакого опыта, мы даже не знали, будет ли его укачивать в море или нет. Это был очень интересный эксперимент. У меня навыки были, я училась в Мармарисе на Средиземном море. Там я получила лицензию шкипера. Василию я прожужжала все уши, что это так интересно — жить на воде, что яхта — это прекрасно: всё такое чистое, красивое, белое. И заразила его этой идеей.

Он всему учился уже в море, в Киле. Киль — это север Германии, на Балтике. Мы много читали книг, смотрели видеолекции. Было несколько пробных выходов. Лодку мы купили в конце июля 2016-го, и у нас было два месяца, чтобы полностью с ней познакомиться, дооборудовать всем необходимым и готовиться к выходу в море. Мы не планировали оставаться в Германии на зиму, потому что там очень дорогие стоянки. Да и холодно. Из Германии мы решили пойти на Канарские острова.
— То есть началом вашей кругосветки, на которую вы нацелены, можно считать июль 2016 года?
— Да. Европу мы прошли всю. Малыш у нас пересёк порядка 30 границ, везде побывал. Но он сейчас мало что помнит.

— А гражданство у вас и у мужа какое?

— У меня русское, а у супруга молдавское. И детям мы тоже сделали молдавское, с ним очень удобно путешествовать, без виз.
— Вы зарабатываете, работая удалённо. Чем вы занимаетесь, чем занимается ваш муж?
— Я веб-дизайнер. Параллельно делаю дизайн для мобильных приложений, полиграфию, брендирование, логотипы. А супруг — программист. Он разрабатывает веб-сайты большой сложности.
Нам очень повезло, что мы можем работать в паре. Мы берём один проект и разрабатываем его. Нам не нужно дополнительно ни с кем сотрудничать. Всё обсуждается на кухне, за завтраком. У нас заказы практически по всему миру.

Начинали с минимума, с пяти долларов в час. А сейчас дошли до 35. Когда стояла цель заработать на яхту, работали в четыре руки 24 часа в сутки.

— Как родители относятся к вашему образу жизни, учитывая, что внуки тоже находятся в море?
— Им пришлось смириться. В начале, конечно, говорили, что море — это страшно, это волны, шторм, вдруг что случится. Сейчас чем больше мы выходим, тем меньше страхов.
С маленькими детьми вообще никакой заботы нет. Вот когда начинают ходить — тут уже сложнее, нужно следить, усталости больше. Сейчас пытаемся хотя бы одну из бабушек переманить к нам, чтобы помогли с малышами. Потому что у нас есть идея сделать один проект. Заниматься фрилансом с двумя детьми на лодке очень тяжело. Мы убеждаем, что море — это не так страшно. Вот мы уже месяц стоим на Майорке, здесь так здорово. Приезжайте, наслаждайтесь природой.
— Пока никто из бабушек не решается?
— Одна бабушка, молдавская, готовится к нам приехать. Мы уходим зимовать в Тунис. Там будет тепло.

— Так это не вы за мужем в море пошли, а сами вытащили его в море?
— Да. Я всегда очень любила море, выросла на берегу моря, в маленькой деревушке. У нас окна выходили на море, я всё время на него смотрела. А потом уехала в Москву. Я скучала по морю, каждый отпуск выбиралась ближе к воде. А когда я поняла, что есть возможность и это не так дорого…
Раньше я считала, что яхтинг — это только для избранных, это миллионы долларов стоит. Что простой человек не может себе это позволить. А оказывается, очень даже может.

На жизнь нам хватает €250 в месяц на четверых. Так мы жили на Ибице, примерно такой бюджет был на Майорке. Это очень экономно. И никаких расходов у нас больше нет. Мы стоим на якоре, где нам понравится, или перед рестораном каким-нибудь с хорошей музыкой, или просто в бухте какой-нибудь шикарной. И это совершенно бесплатно.
— У вас амбициозные планы по поводу кругосветки. Как они реализуются?
— Мы придумали две кругосветки. И обе они нестандартные. Первую мы хотим пройти по тропикам. Навстречу кругосветчикам. У Василия есть мечта — собрать историю кругосветчиков, которые сейчас в пути или заканчивают свои путешествия. Каждый из них пережил множество приключений. И мы пойдём через Красное море, через Индийский океан, на восток. И многие люди, которые ушли раньше нас, сейчас в Тихом океане, будем их по дороге вылавливать, спрашивать, что они там видели, брать интервью. Это будет первое кругосветное путешествие.

После этого у нас есть идея сделать не просто кругосветку, а ещё и научное исследование. Мы хотим организовать поход по меридианам, с заходом в полярные широты, через все континенты. И выбрать такие уголки, которые малоизвестны, мало изучены. Оборудовать лодку, поставить на ней необходимое снаряжение, чтобы по дороге исследовать ещё какие-нибудь океанические течения.

Это будут все климатические зоны, не только тёплые широты. Там будет всё. Можно будет посмотреть и ледники, и айсберги, и всё на свете. И не так много людей ходит в такие путешествия, потому что их тяжело организовать. Это должна быть специальная лодка, надёжная, утеплённая, много оборудования. Команда должна быть хорошая. Сейчас это делать проще, много оборудования на рынке, точнее прогнозы погоды.
Но в сравнении с путешествиями по тропикам это три—пять процентов от общего количества кругосветок. Сейчас у нас лодка 10 метров. Мы на ней уже два года живём. Была только высадка на два месяца, когда мы рожали второго ребёнка. А так мы всё время провели в океане. И беременность в том числе. Причём очень здорово, легко и полезно для здоровья. Сейчас мы поняли, что эта лодка для нас уже маловата.
Мы придумали себе мечту — парусное судно с двумя мачтами, очень красивое. Когда все паруса раскрываются — это потрясающее зрелище. Хотим пересесть на катамаран. Там места больше.
Василий сказал так: два ребёнка — две мачты. А теперь ещё и два поплавка. Мы сейчас смотрим океанические модели, надёжные и вместительные.

— Где вы сейчас находитесь и куда направляетесь?
— Мы сейчас идём на зимовье в Тунис. Потом — в Турцию, менять лодку. Первую кругосветку будем делать на катамаране. В нём мы хотим применить все эти технические решения, которые у нас будут, опробовать их, посмотреть, что подходит, что не подходит. И уже начинать думать о другом катамаране, который будет идти в кругосветку по меридианам. Эта лодка уже будет сложная.
Готовить её планируем на верфи. Сначала хотели сами, но потом передумали. Это слишком долго и сложно. Пусть этим занимаются люди, которые делают это профессионально. У нас будут чертежи, мы это всё передадим, и на верфи какой-нибудь организуем постройку. Это уже будет большой катамаран, серьёзный, с оборудованием. Мы напишем в научное сообщество, людям, которые захотят присоединиться. Мы всё сделаем так, чтобы можно было путешествовать безопасно и в удовольствие.
— Как у вас со связью дела обстоят? Ваша работа полностью связана с интернетом, как этот вопрос решается?
— Очень зависим от интернета. И поэтому, когда нам нужно сделать проект какой-то или заканчивается бюджет и нужно подработать, мы находим бухту, где есть связь. Сейчас мы поставили себе специальное устройство, оно ловит интернет с берега. Мы находим место, где есть хороший сигнал, бросаем якорь и работаем столько, сколько нам нужно, получаем переводы и двигаемся дальше. Если нет такого места, то можно всегда приобрести интернет с берега. В Португалии был очень дешёвый, в Испании дороже. Пока у нас не было этого чудесного устройства, мы пользовались спутниковым интернетом. В море он не ловит.
С одной стороны, это, конечно, хорошо, можно отдохнуть, не беспокоиться ни о чём, не отвечать на сообщения. А с другой стороны, когда нужно поработать, конечно, это нас привязывает к берегу.

— Вы в социальных сетях будете делиться впечатлениями о своём кругосветном путешествии?
— У нас есть несколько ресурсов, которые мы ведём. Наша программа уже стала пользоваться большой популярностью. У нас есть и русский, и английский вариант. В России интересно одно, за границей интересно другое. Поэтому мы пишем на разных языках о нашей истории. У нас в общей сложности порядка шести тысяч подписчиков.
Мы рассказываем подробно, как всё делали. Потому что интерес в России становится всё больше. И когда люди узнают, что, оказывается, можно так жить, это дёшево, интересно, с пользой для здоровья и для детей, к нам приходит всё больше вопросов. Есть даже несколько семей, которые уже переехали с нашей помощью на воду. Мы начали вести свой видеоблог. Там тоже порядка тысячи подписчиков. Мы делаем развлекательные видеосерии.
Иногда технические выпуски о каких-то полезных вещах: как смотреть за лодкой, как организовать на лодке безопасное пространство для детей. И параллельно, конечно, по социальным сетям. Продолжать это обязательно будем. Потому что и нам это интересно, и родные могут посмотреть, где мы находимся, что с нами происходит. И сам творческий процесс нас воодушевляет. Когда мы делаем видеосерии, мы смеёмся, у нас много музыки хорошей. И детям очень нравится участвовать. Чем больше мы этим занимаемся, тем больше удовольствия получаем. А дальше будут очень интересные и необычные места.
Среди яхтсменов принято обмениваться информацией из уст в уста: погода, визы, где лучше стоянка… И мы переносим это в интернет.
— И самый главный вопрос — маленькие дети на яхте. Гигиена, безопасность, как учить, как лечить, чем кормить? Как вы решаете вопрос социализации детей?

— Совершенно нет никакой сложности в социализации. У нас дети очень общительные, и на воде они ещё подвижнее, чем на суше. Дети у нас учатся плавать. Они ходят по палубе, общаются с большим количеством людей, говорят на разных языках. Это дети совершенно разных менталитетов. У них есть друзья из Швеции, из Греции, из США. С языками — будем учить несколько языков. В семье разговариваем по-русски. Чуть позже, когда начнут разговаривать, подключим английский язык.
Образование у нас будет на борту, удалённое. В Европе это сейчас распространено, и большое количество семей путешествуют с детьми и обучаются удалённо. Ресурсов много, это возможно.
Дети с нами 24 часа. И это очень здорово для них. У нас много игр, много образования, мы всё время что-то делаем вместе. И не как в городе — уставшие родители приходят вечером, у них есть пара часов, чтобы отдохнуть, покушать, почитать и уделить время ребёнку. Мы всё время с детьми.
Медицина есть везде по дороге, везде есть медицинские сотрудники. Можно сделать прививку и всё, что нужно. Это не космических денег стоит. Ничего не бойтесь.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *