Исповедь изменщицы: почему я завожу любовников

Фото:
depositphotos.com

Меня зовут Маша. Мне 36 лет, из них пятнадцать лет я счастливо замужем. Я люблю своего мужа и любила с тех пор, как у нас начались отношения. В отличие от большинства женщин, я никогда не сомневалась в своих к нему чувствах, как и в том, что хочу прожить с этим человеком до старости. Мы очень редко ссоримся, и я уверена, что это все благодаря мне. Потому что все 15 лет нашего брака у меня были любовники.
Я знаю все, что вы можете мне сказать, и все слова, какими вы можете меня обозвать. Я это слышала миллион раз: от подруг и даже от собственных же любовников — иногда попадались те еще моралисты. Но никто не переубедит меня в том, что измена — это лучшее, что может случиться с браком. Иногда мне кажется, что если бы мой муж заводил себе время от времени кого-то на стороне, это пошло бы только на пользу и ему, и мне, и нашей сексуальной жизни.

Только не рассказывайте мне о том, что в семье, где муж и жена по‑настоящему любят друг друга, никогда не происходит измен и что счастливы только моногамные семьи. Мне вообще кажется, что моногамию придумали для того, чтобы держать женскую сексуальность в узде. Нам со всех сторон твердят, что мужчины не рождены для моногамии, как самцы мышей-полевок, а я считаю как раз наоборот: я уверена, что именно женщины нуждаются в разнообразных сексуальных контактах, чтобы немного выпустить свою сексуальную энергию, потому что с одним мужчиной это невозможно.
Я познакомилась с Сережей, когда мне было 19 лет.
У меня тогда был бойфренд: сильно старше меня, с бывшей женой в анамнезе, при этом очень ревнивый. Я была молодой, он был моим первым сексуальным партнером, и я была к нему привязана. Его ревность мне льстила. Ну классно же, когда ты встречаешься со взрослым красивым и умным мужчиной, а он тебя ревнует к каждому столбу. Какая же я была дура! И, кстати, не я одна, потому что подруги мне завидовали черной завистью. Сейчас я понимаю, что многое в этой ревности Миши было ненастоящего, такая игра в доминантного самца. Когда он ездил в командировки или отдыхал с ребенком, мог звонить мне на домашний по пять раз в день, спрашивать, одна ли я. А если меня не было, потом долго узнавал, с кем я была и что делала.
Почему я говорю, что все это было понарошку: не мог взрослый мужчина не понимать, что 19-летнюю разбитную студентку, если она захочет поэкспериментировать с кем-то еще, никакие звонки не остановят. А я хотела. Я не собиралась останавливаться на единственном секс-партнере, я жаждала разнообразия.

С Сережей я дружила с первого курса. Это был человек, который всегда был рядом, всегда меня поддерживал. Наши сексуальные отношения начались как раз, когда я встречалась с Мишей. С ним мы, в конце концов, расстались — громко, со скандалом, со швырянием вещами и отборными матами.
Сразу после института мы с Сережей поженились — это было очень взвешенным и правильным решением, потому что я понимала, что ближе человека у меня никогда не было и не будет. И в сексуальной жизни у нас было все отлично — когда обоим по 21 год, это не сложно.

Первые ласточки

Проблемы начались через пару лет, когда Сережа стал поднимать свой бизнес. Иногда он не ночевал дома, потому что задерживался на работе, там же и спал. Когда приходил домой, и мы ложились в кровать, у него могло ничего не получиться, потому что он перенервничал, в его жизни слишком много стресса и все, что он хотел, — это чтобы я его приголубила и поддержала. Я так и делала.

Но тогда у меня впервые появился постоянный любовник, который приходил ко мне «по графику» — в те дни, когда я точно знала, что Сережи не будет дома. Это был наш общий друг, с которым мы потеряли связь после института. Чувство вины? Может, оно и было, сейчас уже не помню. Потому что у нас с мужем вдруг все стало налаживаться. Вернулось в пару понимание, исчезло напряжение — я просто сбрасывала стресс с любовником, а возвращалась домой уже теплой, доброй и любящей женой. И тогда мне пришло в голову, что секс на стороне — просто идеальное средство от всех семейных неурядиц.

Вторые ласточки

Чтобы вы не думали, что, живя с мужем, я все время кого-то себе искала, — это не так. Любовники у меня случались периодически, были и паузы на пару лет, хотя иногда я не отказывала себе в удовольствии на одну ночь, когда обстоятельства складывались удачно. Я вообще никогда никого себе целенаправленно не искала, все случалось само по себе.
Когда Сережа давал мне столько секса, сколько нужно, я вполне этим удовлетворялась. Но когда вы в браке, секса неизбежно становится меньше — это реальность, тут некуда деться. Хотите вы этого или нет, но страсть угасает. Вот и для нас с Сережей секс перестал быть чем-то, от чего голову сносит.
С той разницей, что Сережу, как мне показалось, секс со временем вообще перестал особенно интересовать, а меня нет — я ведь столько всего не попробовала, не испытала!
Одни мои любовники были удачным выбором, другие — полным провалом. С одними мы созванивались и переписывались (только флирт — никакой дружбы!), других я сразу добавляла в черный список, или мне просто было неинтересно с ними общаться.

Настоящая любовь

Я всегда верила, что Сережа достоин лучшего: лучшей жены, которая будет такой же заботливой и нежной по отношению к нему, как он по отношению ко мне. И я делала все, чтобы дать ему такую жену. Я бы ни за что не променяла своего мужа на кого-то другого, но и не отказалась бы от своих интрижек. Я не помню, чтобы я хоть раз влюблялась в своих любовников, — это почти всегда был только секс.
До сих пор не знаю, знает ли Сережа о моей неверности или нет. Думаю, что догадывается, но в любом случае он никогда не высказывал мне никаких претензий. Потому что взамен за свое терпение он получает уравновешенную, спокойную и любящую женщину.
Не настаиваю я и на том, что этот рецепт подходит всем семьям, половая конституция у всех разная, и я знаю массу женщин, которым секс не очень интересен — примерно как игра в теннис. Здорово разок-другой, но абонемент покупать они не готовы.
А я, кажется, приобрела пожизненную подписку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *